• Чт. Янв 27, 2022

Патагония

Июн 6, 2013

Десять тысяч лет назад, за шестьдесят веков до строительства первых египетских пи­рамид, в будущей Аргентине безвестные юноши оставляли на стенах пещеры отпе­чатки ладоней. Шли столетия, на планете зарождались цивилизации, происходили войны, мир развивался, а ладоней в пещере становилось все больше. Пирамиды фа­раонов впечатляют масштабами, но за ними не видно людей. Здесь же тысячи сле­дов человеческих рук, тысячи прикосновений. Мы ничего не знаем об этих людях, оставивших свое послание сквозь тысячелетия. А какое послание оставим мы?.. Не самые простые мысли посещают в Пещере рук.

Бюро переводов «Слоган» в Киеве делает переводы ручной работы, для перехода на страницу заказов и оплаты, жми тут.

«На фоне огромной скалы, нависающей сверху, вход в пещеру кажется неболь­шим. Но по мере приближения понимаешь, что это не так — он достигает в высо­ту метров 15. Едва мы вошли, увидели каменную стену, буквально усыпанную раз­ноцветными, плотно прилегающими друг к другу изображениями рук. Тысячи контуров ладоней составляют единое полотно, которое если где-то и прерывается, то только из-за неровностей скалы. У нас перехватило дыхание. Мы стояли и молча смо­трели на это невероятное творение», — рассказывает путешественник Леонид Круглов. Он прошел на барке «Седов» из Атлантического океана через пролив Бигл, разделяю­щий главный остров архипелага Огненная Земля и лежащие к югу от него острова. Па­русник встал на якорь в аргентинском порту Ушуая — самом южном городе планеты.

ТЯЖЕЛАЯ НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ

В1881 году Аргентина и Чили официально поделили Патагонию, до того времени ни­кому не принадлежавшую. Остров Огненная Земля перешел во владение Аргентины. Чтобы утвердить свои права на эту местность, в 1884 году аргентинцы основали там го­род Ушуая. Спустя почти 20 лет, в 1902 году, город стал местом ссылки преступников, так что сегодня большинство обитателей Ушуаи — потомки осужденных. «Несмот­ря на тяжелую наследственность, жители города дружелюбны, — говорит Круглов. — Живет население за счет туризма — желающих побывать на краю света достаточ­но. Поэтому многие дома местных используются как гостиницы. В одном из таких мини-отелей мы с командой и остановились. Хозяин по имени Хуан принес карту и рассказал, куда стоит поехать и что посмотреть. Услышав, что нас интересуют сле­ды аборигенов, он тут же воскликнул: «Куэва-де-лас-Манос!» По-испански это озна­чает «пещера рук». По словам Хуана, первые патагонцы жили именно в тех местах. Они же оставили рисунки на стенах пещеры».

МЕСТО ТИШИНЫ

«К пещере по долине реки Пинтурас ведет трасса № 40. Вокруг ни души, телефоны не работают. Только степь, раскинувшаяся до линии горизонта. Дорога без едино­го поворота уходит куда-то в небо. Невероятная красота, если ты не обречен наблю­дать ее долгое время», — описывает свои впечатления Круглов.

«Спустя два дня, когда до места оставалась всего пара километров, путь нам преградил пост охраны. В1999 году пещеру включили в Список объектов Всемирно­го наследия ЮНЕСКО. С тех пор въезд в долину реки Пинтурас запрещен. Поэтому дальше мы пошли пешком, заплатив за вход порядка 15 долларов с человека. Моно­тонный степной пейзаж, сопровождавший нас всю дорогу, сменился скалистой мест­ностью. Минут через 20 мы дошли до трех деревянных домиков, которые оказались туристическим центром: с комнатами отдыха, кафе, офисом. Нас встретили два так называемых гида: местные жители, которые с трудом разговаривали на английском. Они проводили нас почти до входа в пещеру, но дальше не пошли: «Здесь не должно быть много людей. Это не место для шума», — пояснил один из сопровождающих…

У входа в пещеру обвалилась скала, открыв изображения ветру и солнцу. Поэ­тому цвета рисунков немного поблекли. Но внутри краски остались яркими, словно кто-то нанес их на стену прямо перед нашим приходом. Краска лежала не ровным слоем, а как будто была разбрызгана».

ДРЕВНИЕ ГРАФФИТИ

В1964 году один из первых исследователей пещеры, археолог Карлос Градин, выяс­нил, что для создания изображений жители Патагонии использовали натуральные минеральные красители: красный и пурпурный цвета давала окись железа, белый — каолин, желтый — натроярозит, черный — окись марганца. Краску набирали в рот и распыляли через трубочки, изготовленные из полых костей птиц. Руку исполь­зовали как трафарет. Древние придумали нечто, напоминающее аэрозольные бал­лончики, которыми рисуют современные любители граффити. Исследования по­зволили установить, что одним из компонентов первобытного красителя был гипс, который, возможно, служил закрепителем.

«В качестве трафарета использовались только левые руки, — продолжает Кру­глов. — Я приложил ладонь к одному из отпечатков. Рисунок был меньше моей руки, около 13-14 сантиметров в длину. Эти руки, скорее всего, принадлежали подросткам. В глубине пещеры мы обнаружили изображения сцен охоты на страусов нанду, гу­анако, пум и других животных. В то время индейцы охотились при помощи мета­тельного оружия — боласа — связки ремней с каменными шарами на концах. На не­которых изображениях можно видеть нечто подобное».

СМЕРТЬ ВЕЛИКАНА

Для каких целей туземцы использовали пещеру, неясно. По наиболее распростра­ненной версии — для обрядов инициации. Но местные жители считают, что в пеще­ре проводились магические ритуалы.

«В нескольких местах изображено существо, напоминающее человека, но с огромными когтями на руках и ногах и с длинными волосами. Ученые считают, что это вождь племени. Я же предполагаю, что это божество, демон, которому по­клонялись авторы рисунков: везде оно изображено выше остальных граффити. На многих рисунках присутствуют прерывистые линии, соединяющие человека и жи­вотное. Подобные элементы в наскальной живописи обычно трактуются учеными как попытка древнего художника показать движение. Но этот же прием мог быть использован и для обозначения древней магии, связи человека с животным миром. В некоторых группах рисунков на отпечатки рук накладываются отпечатки лап жи­вотных, что также может символизировать единство природы и человека».

Большая загадка, кстати, что же это был за патагонский человек. Моряки Ма­геллана были поражены ростом местных жителей, историограф экспедиции Антонио Пигафетта писал в книге 1525 года «Путешествие Магеллана» о туземце: «Он был очень хорошо сложен и такого роста, что наши головы достигали только до его пояса… Капитан-генерал назвал этот народ патагонцами».

«Когда кто-нибудь из них умирает, — сообщает Пигафетта, — появляются 10 или 12 раскрашенных с головы до ног демонов и затевают веселую пляску вокруг трупа. Один из них… выше остальных, он и кричит и веселится громче всех… Самого большого демона они называют именем Сетебоса, а других — Келуле. Великан зна­ками дал нам знать, что он сам видел демонов с двумя рогами на голове и длинными волосами, висящими до пят».

Карлос Градин установил, что первые рисунки в пещере были сделаны 10 000 лет назад, последние датируются первым тысячелетием нашей эры. Встреча же Ма­геллана с великанами произошла лишь в XVI веке. Значит ли это, что загадочные патагонские великаны не просто существовали, но унаследовали культ демонов у пер­вобытных предков, и что авторы рисунков в Пещере рук не исчезли без следа в начале нашей эры, как предполагают ученые?