Грасс: зависть богов

Небольшой французский город Грасс, что расположен на границе между Лазурным Берегом и предгорьями Альп, известен во всем мире как столица парфюмерии. Почти круглый год он благоухает цветами, запах которых доносится с окружающих его полей. В марте в воздухе разлит пудровый аромат мимозы, май — время роз. Ну а с августа по октябрь здесь собирают жасмин и даже устраивают по этому поводу фестиваль с фейерверком. Именно из этих нежных белых цветов, каких нет больше нигде в мире, рождаются самые знаменитые духи на свете — культовые Chanel №5. В чем же уникальность местного жасмина и почему его так ценят парфюмеры?

Крошечный Грасс с его узкими улочками, где невозможно проехать на машине, образцово-кукольными домами с оранжевыми крышами и множеством парфюмерных лавочек — место совершенно особенное. Именно в этот город стремился герой романа Патрика Зюскинда Жан-Батист Гренуй. Одержимый идеей создания идеальных духов, он похищал и убивал красивых девушек, наводя ужас на всю округу. Отчасти туристов влечет сюда эта жутковатая история. Но главное, зачем публика приезжает в Грасс, это, конечно, парфюмерия. Тут буквально все дышит ею. Количество магазинов, торгующих ароматным мылом, эссенциями, веточками лаванды, лепестками роз и духами, удивит даже бывалого шопоголика. Так что уехать отсюда, не купив флакон-другой-третий, у вас просто не получится. Особенно после посещения Международного музея парфюмерии. Но окажись здесь хоть кто-нибудь из туристов четыре века назад, больше десяти минут он точно не выдержал бы — упал в обморок от удушливого запаха разлагающейся кожи.

Все дело в том, что изначально Грасс был городом ремесленников и столицей вовсе не парфюмерного искусства, а галантерейного. В Средние века здесь выделывали кожи. Искусство местных мастеров особенно ценила Екатерина Медичи, которой по особому заказу доставляли перчатки из Грасса. Несложно догадаться, какое амбре не только стояло в ремесленных мастерских, где вымачивали коровьи кожи, но и разносилось на много километров вокруг. Тяжелый животный запах гниения буквально сбивал с ног! Чтобы уничтожить его, в кожи втирали смешанный с цветами и травами жир. Так благодаря смекалке мастеров и был изобретен способ получения аромата из хрупких бутонов. Он получил название анфлераж. А сам Грасс постепенно превратился в место, где стали специализироваться на выращивании сырья для производства духов — роз, лаванды, туберозы, ирисов и, конечно, жасмина, который по праву считается королем всех цветов. История же названия этого кустарника с ароматными белыми цветами весьма поэтична. Оно произошло от красивого персидского слова yasameen, что означает «дар богов». В Грасс жасмин попал в XVII веке и с тех пор стал местным талисманом.

Ах, карнавал!

В первые три дня августа на и без того узких улочках Грасса не протолкнуться — столько желающих увидеть своими глазами зрелище под названием Fete du Jasmin. Праздник жасмина деп ствительно стоит того, чтобы приехав ь сюда и почувствовать этот фантастический аромат, надышаться им всласть. Одежда, волосы, руки — кажется, ты весь пропитываешься сладковатым цветочным запахом. Первый фестиваль состоялся здесь в весьма непростые времена — вскоре после окончания Второй мировой войны, в 1946 году. Говорят, это было похоже на сцену из сказки: украшенные цветами лодки плыли пс городской реке, а сидящие в них женщины бросали горстями жасмин в толпы зрителей. Традиция эта с небольшими вариациями сохранилась. А современный фестиваль превратился по своему масштабу в более впечатляющее мероприятие. Дата праздника выбрана не случайно — это время начала сбора жасмина. И отмечают его с размахом. В Грасс съезжаются музыканты и танцоры, и все три дня, пока длится фестиваль, устраиваются концерты и представления. А венчает все финальное шествие платформ, украшенных гирляндами цветов, выбор королевы жасмина и грандиозный салют.

Белые росы

Когда ветер дует с жасминовых полей, то невольно задерживаешь вдох и смакуешь это характерное тонкое благоухание. Когда же впервые оказываешься рядом с аккуратными зелеными рядами кустарников, усеянных белыми звездами цветов, то буквально перехватывает дыхание. Сладковатый медвяный запах раскрывшихся минувшей ночью бутонов, в котором чудится свежесть ветра с гор, утренней росы, тепло согретой солнцем сухой земли… Сложно подобрать слова, чтобы описать его.

Стрелка часов показывает только девять утра, последняя прохлада ускользает с каждой секундой, скоро станет совсем жарко, почти тридцать градусов. Поэтому работа здесь начинается с рассветом.

«Солнечные лучи могут «испечь» жасмин, и он потеряет свои уникальные свойства, — поясняет хозяин полей мсье Мюль. — Венчики цветов очень хрупкие, поэтому их нужно как можно быстрее собрать и отвезти на фабрику. Она находится вон за тем поворотом». Мсье Мюль машет вдаль рукой. За деревьями и кустарниками почти ничего не видно, тем более очертаний фабричного здания. Кажется, что ты находишься вовсе не в центре Европы, всего в часе езды от Ниццы и Канн, а где-то в маленькой деревне в Провансе, и местный фермер проводит экскурсию по своим угодьям. По большому счету так оно и есть. Вот только стоящий рядом обаятельный «работник сельскохозяйственного труда» в кепке и синей болоньевой куртке — весьма состоятельный даже по французским меркам господин. Потомственный владелец полей дядюшка Мюль, как его все здесь зовут, имеет эксклюзивный контракт с Домом Chanel на поставку жасмина. У него есть также угодья, где растут ирисы, майская роза, тубероза и герань. Их урожай тоже отправляется прямиком на фабрику компании. Мсье Мюль знает о цветах все и даже больше. И когда слышишь, как теплеет его голос во время рассказа о своих «зеленых подопечных», понимаешь: это не просто бизнес. Тут кроется нечто большее. Сколько раз дядюшке Мюлю предлагали продать его угодья! Немудрено, ведь земля на Лазурном Берегу стоит баснословно дорого. И гораздо выгоднее строить здесь элитное жилье, чем выращивать цветы. Возможно, с делом всей жизни мсье Мюлю пришлось бы попрощаться, но очень вовремя сюда приехал Жак Польж, знаменитый «нос» Chanel. Он-то фактически и спас положение. В 1987 году с фермером заключили беспрецедентный контракт (в истории парфюмерии такого не было никогда!). Это позволило сберечь уникальное место и удивительные цветы. Весь урожай с полей используется только для производства Chanel №5. Причем речь идет не о туалетной или парфюмированной воде, а именно о концентрации parfurn. Это было необходимо, чтобы сохранить легендарные духи в первозданном виде.

Причем мсье Мюль не использует ни грамма химикатов, за каждым кустиком растения здесь присматривают как за малым ребенком, бережно подрезают и укутывают валиком земли на зиму, а весной расправляют новые побеги и поливают согласно расписанию.

Надо сказать, сбор жасмина — дело весьма трудоемкое. Это только кажется, что легко разгуливать с плетеной корзинкой между рядами кустарника и пощипывать едва раскрывшиеся бутоны.

«Попробуйте сами, сорвите», — предлагает мсье Мюль. Действительно, требуется приложить значительное усилие, чтобы вырвать цветок из плотного ложа.

Только со второй попытки у меня это получается. После этого понимаешь, как непросто собрать корзину ароматного жасмина.

Процесс взвешивания жасмина — момент истины. Женщины с корзинками, закрытыми влажной тканью (чтобы сохранить хрупкие цветы), выстраиваются в длинную очередь в пункте приема. Взвешивает цветы сам мсье Мюль, при этом учитывается каждый грамм. Затем урожай высыпают в контейнеры и отправляют на фабрику, которая находится действительно за поворотом.

Процесс превращения жасмина в абсолю (концентрат) сродни священнодействию, и это поистине захватывающее зрелище. Контейнеры по транспортеру едут к экстрактору, который напоминает слоеный пирог. На металлические листы укладывают жасмин и трижды подвергают экстракции с помощью растворителя. В результате от благоухающих цветов остается коричневый жмых, а производители получают так называемый конкрет. Это твердое вещество, которое затем долго и со вкусом обрабатывают: добавляют спирт, охлаждают, фильтруют, выпаривают излишки алкоголя. Итог всех этих манипуляций — абсолю жасмина, который ценится на вес золота. Для получения одного килограмма абсолю нужно порядка трехсот пятидесяти килограммов цветов! Жасмин из Грасса славится своим уникальным ароматом, в котором угадываются чайные ноты, лемонграсс, теплые медовые и «животные» аккорды. Хотя стоимость жасмина из Индии или Египта значительно ниже, компания Chanel стояла и будет стоять на своем, закупая сырье у мсье Мюля. Ведь цена не имеет значения, если речь идет о легенде.


Бюро переводов «Слоган» — нотариальная контора перевод текстов и документов.


 

Раздел: Франция